So help us God

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Forget Me Not

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Дата: 17.10.2013
Место действия: в гостях у мисс Донаван
Участники: Harry Buckley, Hannah Donavan
Описание: У Гарри огромное наследство. С которым нужно что-то делать. Гарри намерен отлично повеселиться, выбирая единственного наследника. Или наследницу.

0

2

У Гарри черные брюки Giorgio Armani, черная рубашка Stefano Ricci, черная кожаная куртка Brioni, начищенные до блеска черные ботинки Sarah Burton for Alexander McQueen, подлинные рейбаны в черной оправе и черный Bentley Continental Flying Spur. У Гарри не траур, у Гарри стиль.

Но Гарри весьма разочарован.

Объявление родственникам о крысиной гонке за наследство не произвело на тех должного впечатления. Марта фыркнула и отвернулась. Другая сестрица уткнулась в вязание. Племянники сидели со стеклянными глазами. Только матушка зажала рот холеными пальцами. Только Ханна оставалась, как всегда, весела.

«Ну же, я не верю, что вам ничего от меня не надо».
Обмани меня.
Обкради меня.
Дай мне тебя поймать.

Гарри не унывал: привыкнув делать все самостоятельно, за исключением случаев, когда грязную работенку можно было переложить на чужие плечи (а грязную работенку всегда можно переложить на чужие плечи, но – видит бог! – проще самому), Бакли решил лично простимулировать интерес потенциальных наследников. Переговорив с каждым. Натравив их друг на друга. Просто так.

Порою Гарри думал, что родной Винтерпорт слишком мал для него и малышки Бентли. Узкие умы, узкие улицы; не разогнаться как следует!...Да вообще, имел он этот Винтерпорт! Ну, лучшую его половину. Но Гарри ждал.

С Ханной у него было много общего. Оптимистичный характер, жажда жизни, ямочки на щеках. Только Ханна улыбается, а Гарри ухмыляется. Только видятся они примерно раз в год. Потому что Гарри терпеть не может своих родственников!

Светофор горел зеленым: хороший знак. На грани дозволенной в пределах города, на грани установленных децибелов, с ветром и музыкой Гарри несся вперед, чтобы эффектно затормозить у дома племянницы.

Он всегда без приглашения, потому что его не ждут в гости. Когда он у вашего дома, прячьте скорей своих дочерей.

- Ханна, дорогуша, открывай! – Гарри громко позвал, с силой стукнув кулаком по хлипкой входной двери.
- Мертвец на пороге! – Бакли хохотнул.
- Поговорим?

+3

3

Это был один из тех редких дней, когда Ханна позволяла себе лениться, ничего не делать и тратить время исключительно на себя. Отчасти это было обусловлено её работой. Принимая непосредственное участие в жизни других людей – своих клиентов – Донаван не позволяла себе забывать о жизни собственной, растворяться в чужих делах и заботах. Хорош ли тот лайф-коуч, который с собственными проблемами разобраться не в силах? Ханна ответ знала и именно поэтому организовала свой собственный день сурка. Никаких дел, никаких встреч, только чай, кино и растянутая до колен футболка с Микки Маусом.
Визг тормозов на улице застал Ханну полулежащей в кресле с книжкой в руках  и задранными выше головы ногами. Как ужаленная, девушка подскочила на месте и рванула к окну. Увидев, чья машина затормозила перед её домом, Донаван заметалась по комнате, надеясь хоть как-то успеть привести себя в порядок. Волосы были быстренько убраны в некое подобие причёски, а на плечи накинут махровый халат. Да, видок тот ещё. Но дядя сам виноват, пришёл, когда его не ждали. Как всегда, впрочем.
Ханна резко распахнула дверь и уставилась на Гарри Бакли. Что бы девушка ни думала о нём, а мужчиной он был эффектным. Стильный, самоуверенный и очаровательный в своей наглости – таков её дядя.
- Дядюшка, - девушка не скрывала своего удивления, - какой сюрприз.
На всякий случай Донаван высунула нос из-за двери и оглядела крыльцо в поисках конвоиров. Неужели Гарри пришёл по собственной воле?
- Проходи.
Ханна отступила назад и, дождавшись, когда дядя войдёт, закрыла за ним дверь. Скрестив руки на груди, девушка облокотилась о стену и испытующе взглянула на мужчину.
- И о чём ты хочешь со мной поговорить? О том, как здорово разыграл своих родственников? Надеюсь, ты от души посмеялся, но шутка вышла несмешная.

+2

4

У Гарри два правила для встреч с женщинами: всегда говори ей, что она отлично выглядит, и никогда не дари ей цветов. Делая приятное, не приучай к хорошему.
Поэтому, когда Ханна открыла:
- Отлично выглядишь, – Гарри был без цветов.
Он не без любопытства вошел в дом.

На вопрос «чем занимается Ваша племянница?» Бакли мог бы ответить: «Херней страдает, как и ее брат и кузен».
- Боже праведный! – Гарри присвистнул (он никогда, никогда не называл Иисуса fucking Christ). Он снял очки, побарабанил по двери, проходя мимо, и крутанулся посреди  скромной гостиной. Видимо, на консультировании в Винтерпорте много не заработаешь. – Ты живешь с монашкой?

Гарри хмыкнул, скользнув взглядом по коллажам из семейных фотографий. В спальне у Гарри висит портрет Мэрилин Монро. Работа Уорхола. Копия работы Уорхола. Подделка.

Бакли плюхнулся в кресло, обернулся и глянул на окно за спиной: серость улицы удивительно сочеталась с серостью бежевой гостиной. Как можно сохранить оптимизм, живя в такой квартире? Гарри пожал плечами, закинул ногу на ногу, поудобнее устраиваясь, и принялся откровенно изучать невидимые узоры на халате Ханны.
- Шутка? Детка, прояви хоть каплю сочувствия! – Бакли шутливо взмолился. – Почему мне никто не верит?
Почему ему никто не верит? Ведь он всегда говорит правду.
- Ну же, представь хотя бы, что я твой клиент!
Нет, одним консультированием здесь точно не заработаешь.
- Неужели тебе не нужны деньги? Скажем, – он лениво пошевелил пальцами, – чтобы обновить интерьер?

+3

5

Дождавшись, когда Гарри устроится со всем возможным удобством, Ханна направилась в кухонную зону. Она считала себя радушной хозяйкой и старалась не отступать от законов гостеприимства.
- Чай или кофе? – Все колкости в свой адрес девушка оставила без комментариев, лишь улыбнулась каким-то своим мыслям.
Что, дядюшка, «ты ожидал увидеть здесь епископа»? Красные стены и подушки в виде солнышек? Оптимизм, жизнелюбие – это прежде всего состояние души, остальное вторично. Но объяснять это дяде у Ханны не было никакого желания, тем более интерьер гостиной действительно мог показаться несколько унылым. Донаван практически не уделяла внимания обстановке в комнате, так как большую часть времени проводила либо в кабинете, либо вне стен дома.
Нажав на кнопку чайника, девушка вернулась в гостиную и уселась напротив дяди. Нет, Гарри определённо не был похож на человека, нуждающегося в сочувствии и поддержке ближнего своего. Особенно если учитывать, что, как правило, всех своих близких он старался избегать. Ну, почти всех.
- Конечно, мне нужны деньги, - лучезарно улыбнувшись, отозвалась Ханна.
К чему скрывать очевидное? В деньгах нуждаются все. Кто-то в большей степени, кто-то в меньшей. Ханна не исключение.  Другой вопрос, нужны ли ей деньги от дяди? Гарри Бакли не был филантропом и альтруистом, он ничего не делал просто так. По крайней мере, с такой стороны Донаван его точно не знала.
- Какое грязное дельце мне нужно будет провернуть? – Девушка подмигнула, но тут же посерьёзнела. – Гарри, пожалуйста, скажи правду. Твоя болезнь…ведь такими вещами не шутят. Всё действительно так плохо, как ты сказал?

+1

6

Говорят, Гарри может купить Люксембург. Может, но очень уж это хлопотно. Гарри не любит хлопоты, дурно одевающихся женщин и молоко с пенкой.

- «Чай», «кофе», «потанцуем»*! Ты всегда недоговариваешь, Ханна.

Гарри знал, что его зачастую обвиняют в излишней самоуверенности, и порою задумывался: стал бы он таким, не обладая столь солидным капиталом? Ответ был: да.

- Всё гораздо серьезней, чем ты думаешь. – С его лица не сходила улыбка. У кого еще проблемы, у него или у молодой женщины, которая замуровала себя в этой…в этом…уф! Здесь не проветривают? Кто-нибудь, проветрите! Проветрите этой девчушке мозги. Дева, радуйся, что ты живешь!

Однажды психоаналитик предложил ему почитать на досуге об эдиповом комплексе: «возможно, Вы найдете себя».
Но Гарри нашел себя в бизнесе.

- Собираюсь при случае поболтать с преподобным Корбином о «тепленьком местечке» у церковной ограды.
Гарри веселился. «Не заморачивайся, старик. Эти мозгоправы каждому первому трындят об этом комплексе. Не придумали еще ничего нового».

Он поерзал в кресле и подпер подбородок кулаком.
- Ты очень хорошенькая. Сможешь соблазнить какого-нибудь моего конкурента…если понадобится?
Гарри задумчиво улыбнулся: спонтанная, в общем-то, мысль. Но психоаналитик говорил, что все спонтанные мысли имеют глубокую, глубокую подоплеку.

*

Меня всегда возмущал такой неловкий перевод оригинального "Coffee, tea or me?".

Отредактировано Harry Buckley (2013-12-09 20:28:45)

+2

7

«Дядя, ты дурак», - хотелось ответить Ханне. Она даже рот открыла, но, подумав, так ничего и не сказала, ограничившись лёгким вздохом и демонстративным закатыванием глаз. С этим человеком просто невозможно о чём-то серьёзно говорить.
Вода в чайнике закипела, и Донаван снова отправилась на кухню греметь посудой. Стоя спиной к мужчине она проговорила:
- Не забудь попросить у преподобного отпущения грехов. Думаю, тебе есть что ему рассказать.
Девушка обернулась и, неся в руках дымящиеся кружки с чаем, вернулась в гостиную. Одну она поставила на столик прямо перед дядей.
- Предполагаю, что ты бы предпочёл третий вариант, но партнёр для танцев из меня никакой, извини.
Ханна вновь устроилась в кресле, поджав ноги под себя и обхватив нагревшуюся кружку обеими руками. Вдыхая аромат любимого напитка, Донаван сделала небольшой глоток и прикрыла от удовольствия глаза. Девушка обдумывала слова Гарри. Интересно, что дядюшка ожидал услышать? Он достаточно хорошо знал Ханну, чтобы не надеяться на положительный ответ.
- Конечно, смогу, - с некоторой ленцой в голосе ответила Донаван. – У тебя ещё остались конкуренты? А не опасаешься, что я перейду на сторону врага? – серьёзно спросила она, лишь в глазах зажглись лукавые искорки.

+2

8

Вообще, Гарри выпил бы пива.
Ханна с жеманностью английской королевы потягивала чай, символизируя: «Keep calm or fuck off». Keep calm AND fuck off.
Гарри начинал злиться. Здесь ему явно не рады, в какую глупую ситуацию он сам себя загнал! Да, Гарри ожидал, что у него будут выпрашивать деньги. Унижаясь.
А он:
будет усмехаться:
и небрежно бросать:
«Ты не стоишь даже колеса моего Бентли». 

Бакли нетерпеливо похлопал ладонью по колену: шлеп-шлеп-шлеп. Гарри больше нравилось шлепать по заднице девиц вроде Ханны. 
- Я бы не стал называть законы Соединенных Штатов Америки своими конкурентами. – Он хмыкнул, но настроение неудержимо портилось.
«Вы очень раздражительны, мистер Бакли», – замечал психоаналитик.
«Да пошел ты!», – Гарри хлопал крышкой ноутбука, смахивал рукой монитор, разбивал о стену телефон.

- На стороне врага? Ты? – Гарри заговорил отрывисто. – Ты ничтожество, Ханна, как и твои братья. Может, одному из них уже пора вернуться обратно в тюрьму? И я ничему не удивлюсь, потому что ты всегда была…шлюховата. Как там называется твой сайт, «я осчастливлю всех – точка – ком»?

Он быстро поднялся и, подойдя к креслу, навис над Ханной.   
- Осторожней. Играй со мной, но не против меня, девочка.

+2

9

- Иначе что? – огрызнулась Ханна. – Оставишь любимую племянницу без подарка на Рождество?
Если Гарри хотел разозлить Ханну, то он прекрасно справился со своей задачей. Слова мужчины резали не хуже ножа, но Донаван не собиралась уступать. Ей хотелось нападать в ответ, кусать, жалить, платить дяде той же монетой. О да, она так много могла ему сказать…
Внезапно Ханна испытала острое желание выплеснуть кипяток Гарри в лицо. Или не в лицо. Соблазн был настолько велик, что у девушки невольно дрогнула рука. В последний момент она одумалась и поспешила отставить кружку в сторону. От греха подальше.
Глаза девушки были темны от гнева, а щёки пылали. Дышала она часто и прерывисто, но постепенно эмоции угасали. Ханна успокаивалась, и на место ярости приходило осознание того, какие ужасные слова она могла наговорить дяде. Донаван по-настоящему испугалась тех вещей, которые могла сотворить в порыве гнева, о последствиях ей даже думать не хотелось.   Нет, всё это неправильно. Так не должно быть.
Девушка опустила взгляд и сцепила руки в замок. Сейчас она мало чем напоминала ту уверенную в себе Ханну, которую так привыкли видеть жители Винтерпорта. Скорее, она была похожа на растерянного подростка, выслушивающего нотации от взрослого. Чувствовала она себя примерно так же. Стоит ли говорить, что ощущения были не из приятных?
- Прости, я не хотела тебя злить, - Ханна вновь посмотрела на дядю и слабо улыбнулась. – Нет, против тебя я точно играть не буду, - девушка усмехнулась. Себе дороже.

+1

10

Искривленные губы, нервно сжимающие чашку пальцы, ссутуленные плечи, взгляд в пол – да она его боится! Гарри с удовлетворением констатировал. Отличная тактика. Запугать всегда дешевле, чем подкупить.
- Хорошо, – Гарри кашлянул, невольно сжал кулаки, потрусил ногой и еще раз оглянулся.

На стенах исключительно семейные фотографии и нет снимков с мужчинами – неудачная любовная история? разбитое сердце и попранная гордость?
Верхняя пуговица на пальто пришита – была оторвана в бешенстве? по неосторожности?
Дорожка пыли на книжной полке обрывается на томике Данте – там хранится заначка? Наверняка в части про ад.

Гарри по-звериному тряханул головой. Самого главного он так и не увидел.
- Ну же, девочка, – он тронул Ханну за подбородок и заставил посмотреть в глаза. – То, что случилось между мной и твоей матерью… Прошла уже чертова куча времени! Нет ничего, чего нельзя было бы забыть или простить, ты так не думаешь?

О-о, опять эта дурацкая философия! (Философия на самом деле была схоластикой.) Дар красноречия, который проявляется, когда жизни угрожает опасность или в компании хорошенькой женщины. Что зачастую одно и то же.

- Вы еще обо мне услышите, – Бакли задумчиво протянул, поглаживая пальцем щеку племянницы. – Вы еще все обо мне услышите…

А вот он эту фразу явно услышал в каком-то кино.

+1

11

Прикосновения дяди были Ханне неприятны, но мужчина, похоже, немного успокоился, так что девушка подавила желание отпрянуть, чтобы не злить Гарри вновь. На мужчину она смотрела настороженно, не зная, чего от него ожидать в следующий момент. Он всегда был непредсказуем.
- Между тобой и матерью, - эхом повторила Ханна.
«Между тобой и матерью. Тебя только это заботит? Тебя вообще что-нибудь, кроме денег, заботит?»
Донаван вновь улыбнулась, теперь уже смелее:
- Я не могу ответить за мою мать, обсуди с ней этот вопрос. Но я могу ответить за себя. Забыть? Нет. Простить? Сначала скажи мне, за что ты хочешь, чтобы тебя простили. Тебе это нужно?
Ханна поднялась, но по-прежнему смотрела на дядю снизу-вверх, практически вплотную прижавшись к нему. Мягким движением она отстранила мужчину от себя.
- Думаю, тебе пора. У тебя ведь всегда так много дел, а ты тратишь время на меня, - хмыкнула девушка.
Проводив Гарри до двери, Донаван остановилась на пороге:
- Гарри, мне жаль. Мне правда жаль, что всё вышло вот так, - Ханна не стала уточнять, что она подразумевала под этим «всё», болезнь дяди или что-то ещё. Пусть понимает, как хочет. – Если тебе вдруг захочется поговорить – я всегда к твоим услугам.
Закрыв за дядей дверь, Ханна без сил опустилась на пол и наконец перевела дух. Визит Гарри не прошёл бесследно – девушка чувствовала себя невероятно опустошённой. И это было лишь началом. Игра началась.

+1