So help us God

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » So help us God » Архив » Добро пожаловать в ад


Добро пожаловать в ад

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Дата: 30.11.2013
Место действия: Винтерпорт, дом Хантера Синклера
Участники: Hunter Sinclair, Claud Hawkins
Описание: Непросто принять, что твой старый добрый городок медленно превращается в Ад. Еще труднее перестать видеть в любом встречном его приспешника.

0

2

«Грейхаунд» добрался до места омерзительно рано. Фонари уже не горели, и мир вокруг выглядел не темным, а каким-то серым, как белый шум на экране телевизора.
Хантер шел по дороге быстро. Он и забыл, как уже холодно дома в это время года. Куртка от предчувствия зимы не защищала вообще никак, но с этим пока что стоило смириться. Денег было совсем немного, а на них надо было жить до первого перевода Линды. Через неделю, всего через неделю он опять будет выглядеть как добропорядочный гражданин. Если, конечно, не спустит все в первом же баре. Интересно, тут же есть какие-нибудь бары? Со времен противоречивой юности Синклер ничего подобного почему-то не помнил.
Родной дом выглядел омерзительно заброшенным. Впрочем, с сюжетной точки зрения все было в порядке: некогда добротный, но пришедший в запустение дом отлично сочетался с вернувшимся блудным потасканным жизнью хозяином.
Ключа у него не было. Хантеру помнилось, что запасной ключ родители всегда хранили под пустым цветочным горшком на полке слева от двери, но от горшка остались одни черепки. А вот замок все еще крепко оберегал дом от непрошенных гостей. Хоть что-то хорошо: Синклер уже приготовился было к тому, что дома его встретит в лучшем случае сквот, в худшем – притон.
Он обошел дом по кругу и нашел то, что искал: одно из окон было выбито. Хантер забросил внутрь сумку, затем подтянулся на руках и залез внутрь.
Обои за десять лет, прошедших со смерти родителей, выцвели, под потолком гнездилось неприятное и опасное на вид пятно плесени. Но в остальном тут было не так безнадежно, как могло бы быть.
Отчаянно хотелось почистить зубы: с чего-то же надо начинать новую жизнь. Хантер с трудом нашел в сумке зубную пасту. Щетку отыскать так и не удалось. В конце концов он выдавил пасту прямо в рот и пожевал неприятную перечно-мятную массу.
По закону подлости воды в доме не оказалось. Язык запекло, и Хантер, вытащив из внутреннего кармана флягу с бренди, с сожалением сделал глоток и, прополоскав рот, выплюнул в окно.
Изнутри дверной замок поддался – дверь широко распахнулась и от сквозняка в воздухе затанцевала поднявшая пыль.
Что делать дальше, Хантер не знал. Вероятно, стоило найти кого-то, кто подключит воду, да и отопление тоже – в комнате было зябко – но больше всего ему хотелось стереть последние несколько лет своей жизни. Это были сюжетно неправильные последние несколько лет.

+2

3

Клод проснулся от разрывающего утреннюю тишину квартиры будильника. Неприятный, давящий на барабанные перепонки, без намека на мелодию писк заставил в секунду принять вертикальное положение и босыми ногами проследовать через всю спальню, служащую также гостиной, к рабочему столу и ударом по кнопке вырубить нарушителя покоя. Мигающие на черном табло красные цифры показывали шесть часов утра, и у Клода против воли вырвался усталый стон. Он не выспался. Это был четкий факт. Голова представляла из себя нечто тяжелое, и несколько сотен невидимых молоточков монотонно стучали по вискам и затылку. Глаза нестерпимо болели, а веки так и норовили закрыться. Но спать было некогда. Наступающий день грозил стать не более приятным, чем вчерашний. Ладно, что там вчерашний? Слово "покой" вот уже неделю как кажется какой-то мечтой, далекой и столь желанной. После того, как старый шериф, старик Гордон, был найден мертвым, жизнь Винтерпорта превратилась во что-то невообразимое, словно произошел сбой программы, которая много лет работала исправно. Несуразица. Путаница.
Если первую смерть с огромной натяжкой и ради общего успокоения можно было назвать бытовым убийством или хулиганством, то найденный вчера труп с такой же отрубленной кистью не просто говорил, а кричал на весь Винтерпорт о том, что в городе появился маньяк.
Всю неделю Хоккинз крутился, наматывая десятки километров на автомобиле и сотню раз задавая одни и те же вопросы. Его помощник - молоденький паренек - уже чуть ли не валился с ног, но упорно продолжал выполнять поручения. Клод лег спать лишь после полуночи, а уснул не раньше трех, что было заметно и по темным синякам, которые осели под глазами. Холодная вода заставляла съеживаться, но хотя бы проясняла затуманенный рассудок и возвращала трезвость мыслей. Он быстро почистил зубы, несколько раз тщательно прополаскивая рот от отвратительной пасты с привкусом хвои. Отметив, что надо срочно купить другую, Клод натянул зауженные к низу ярко-голубые джинсы, застегнулся белую рубашку и прошел на кухню. Кофе закончился. Этот факт омрачил утро не меньше, чем предстоящий рабочий день, и он попытался высыпать в кружку хоть какие-то остатки со дна упаковки. В итоге он пил воду с привкусом кофе. Но все же лучше, чем ничего. Захватив бутерброд и накинув утепленную спортивную куртку, он вышел на свежий утренний воздух. Улица встречала серостью еще не рассеявшейся тьмы. Уже в машине дожевывая бутерброд, он повернул ключ, и форд 94-ого года выпуска с шумом завелся. Как всегда сначала он совершал проверочный круг по городу, дабы убедиться, что за ночь ничего взломали и не разбили. Лавки и магазины были еще закрыты и, кажется, целыми и невредимыми.
Проезжая мимо одного из заброшенных домов, Клоду пришлось резко нажать на педаль тормоза и выдержать неприятное подергивание машины. Окно, которое уже около трех лет стояло разбитым, не привлекло бы его внимания, если бы не странный мужчина, влезающий в дом. Стекло разбили местные хулиганы, то ли развлечения ради, то ли с целью создания притона. В любом случае нарушители были наказаны. А к дому больше никто и не приближался. С тех пор как жильцы умерли, прошло десять лет, а дом так и остался пустынным. Сын не объявлялся уже много лет, а по праву дом принадлежал именно ему. Вот и пустовал, отсыревая и разваливаясь.
Пистолет был на месте. Хоккинз застегнул куртку и вышел из автомобиля, тихо прикрыв за собой дверцу. Тишина. Он обошел дом и встал возле главного входа, прислушиваясь к звукам. На двери висел внушающий замок, словно сообщая о том, что не желает впускать кого-либо. Минут пять Клод не шевелился, пока не послышались шаги за дверью, замок заскрипел и дверь с шумом, принося густой слой пыли, распахнулся. Клоду понадобилась всего секунда, чтобы войти в дом и наставить дуло пистолета на незнакомого мужчину.
-Ты что здесь забыл?

+2

4

Хантер обернулся на голос и тут же инстинктивно поднял руки на уровень лица. Как будто, в случае чего, эта ненадежная преграда спасет его от пули.
Самое время было бы испугаться. Но Синклер всегда сначала думал, а потом уже пугался – хотя мысли проносились в его голове так быстро, что постороннему глазу эта задержка была незаметна.
Первое, что бросалось в глаза – то, что пистолет в руках у мужчины был явно настоящим. А еще – что тот точно так же очевидно умел с оружием обращаться. Это тебе не какой-нибудь случайный налетчик, нашедший на помойке игрушку, выброшенную кем-то, и решивший попытать счастья в вооруженных ограблениях.
Что он тут делал? Вряд ли дом его родителей был таким уж популярным местом. Тут все же кто-то жил? Это объяснило бы выбитое окно – при закрытой для двери при наличии другой возможности попадать внутрь в дом вряд ли кому-нибудь пришло бы в голову проверять на предмет вторжения. С другой стороны, за пять минут, проведенных внутри, Хантер убедился в том, что дом пока что для жизни непригоден: становилось все холоднее, едва ли не холоднее, чем на улице – очевидно, давала о себе знать многолетняя сырость. Да и отопление, похоже, было в сговоре с водопроводом и не работало.
Скорее всего, мужчина все же был грабителем. Неудачливым и не особо умным: кому бы еще пришло в голову вваливаться в такой дом?
Зато пугаться все же стоило. Глупый грабитель с пистолетом намного хуже просто грабителя с пистолетом.
- Бери что хочешь, – разрешил Хантер. – Хозяев нет, никто заявлять не станет. Хотя тут нечего и брать-то.
Он искренне надеялся, что его сумку, стоявшую за креслом, мужчина не заметит. Там тоже брать было нечего, но на старом ноутбуке были несколько страниц возможных наработок. Отложенные еще с тех славных времен, когда вера в себя не покинула его, а творческий кризис терпеливо выжидал удобный для нападения момент.

Отредактировано Hunter Sinclair (2013-11-25 20:14:42)

+1

5

Пыль медленно оседала, и Клод с трудом сдерживал порыв чихнуть. Продолжая держать пистолет в жесткой и уверенной хватке, он все-таки бросил короткий взгляд на дом изнутри. Когда-то аккуратный и очень даже симпатичный дом потерял весь свой старый облик, превратившись в нечто явно непригодное для жизни. Внутри было ненамного теплее, чем снаружи, разве что стены защищали от ветров, а крыша от осенних ливней. Отовсюду тянуло сыростью, а запах плесени, казалось, навсегда повис в воздухе.
Мысль о том, что дом служит уже некоторое время притоном, была отброшена сразу же за ненужностью, потому как притон для одного преступника - звучало уж слишком смешно. Значит, все-таки ограбление. Грабить заброшенный дом было бы крайне, крайне глупо, потому что кроме прогнившей мебели там вряд ли что можно найти. Будучи детективом, Хоккинз знал, что профессиональные грабители не лезут в первый попавшийся дом, а выбирают тот, в котором имеются ценные вещи. И напросился бы вывод, что стоящий под дулом пистолета мужчина не отличался умом, если бы не слова о том, что Клод может брать в доме, что хочет. Он был удивлен, но продолжал стоять и с подозрением осматривать нежданного гостя. Очевидно, что если тот не знал в лицо шерифа, то был не местным. От этого вопросов становилось лишь больше. В Винтерпорт приезжали довольно редко и все-таки предпочитали останавливаться в гостинице, а не в заброшенных домах.
События выстраивались в одну цепочку. В голове рисовались возможные причины и следствия, соединенные стрелочками, и жалел Клод лишь о том, что не имеет возможности нарисовать этот план на бумаге. Незнакомец, внезапно объявившийся в городе, прячется далеко от чужих глаз. За неделю произошли два убийства, при этом никого подозрительного никто в городе не видел. Вывод напрашивался очевидный.
Клод, продолжая молчать, обошел мужчину со спины, приставив пистолет к затылку и подтолкнув его к ближайшей стене. На лице за эти минуты не отобразилось ни одной яркой эмоции, разве что подозрительность сменилась уверенностью.
-Шериф Хоккинз, - четко сказал Клод, представляясь. -И твоя попытка ввести меня в заблуждение своим непониманием ситуации оказалась провальной. Сейчас я вызову своего помощника. Мы на тебя наручники и в отдел, а там уже и подмога из соседнего города прибудет. И допрос устроим по полной. А вот скажи мне, как же так совпало, что и убийства, и незнакомец в городе в твоем лице - все в одно время?

+1

6

Чувствуя, как его лицо все сильнее вдавливается в стену, Хантер не мог избавиться от одной занятной мысли: будь он персонажем своей книги, он точно знал бы, как себя вести. Он бы пошутил, заметил бы что-то необычное, узнал бы голос и совершенно не боялся бы пистолета – просто потому, что главных героев не убивают в начале книги, как бы того не хотелось их автору.
Но вряд ли этот закон действовал в реальном мире, а если и действовал, то вряд ли о нем оповещали каждого, кто покупает себе пушку. Поэтому Хантер боялся и даже сглотнуть опасался, переживая, что это каким-то образом может заставить человека за спиной спустить курок.
Он действительно мог бы быть полицейским. Его еще не арестовывали, зачитывать права было не обязательно, а если относительно оружия и существовали какие-то нормы, то на практике на них давно плевали, особенно в маленьких городках. И все это для него было очень, очень плохо.
Хантер поколебался еще пару секунд. Он никак не могу выбрать между: «Не стреляйте, я все скажу» и «Я ничего не знаю». Золотая середина на ум не приходила, зато спустя некоторое время до него дошло, что если в речь вклинилось упоминание о помощнике, то пока что стрелять в него не будут. С другой стороны, если это все же не шериф, а просто псих с оружием, то помощник может понадобиться ему, чтобы прятать труп. И когда Винтерпорт успел стать опасным местом?
- Это мой дом, - выплюнув со словами немножко пыли, налипшей за долгие годы на обои, сказал Хантер. – Я не знаю ни о каких убийствах. И я уж точно не представля опасности н для окружающих, ни для вас ни даже для себя. Не надо, пожалуйста, тыкать в меня пистолетом.
Синклер попытался оглянуться, но так и не осмелился сделать это, так что просто еще раз повторил:
- Пожалуйста.

Отредактировано Hunter Sinclair (2013-11-26 00:28:34)

+1

7

После просьбы мужчины Клод все-таки ослабил хватку, вспоминая, что руки у него сильные, а он старался не применять насилия к подозреваемым. По крайней мере, пока того не потребует ситуация. Свободной рукой проведя по карманам и поясу неизвестного, он убедился, что тот безоружен. Конечно, это не должно лишать бдительности, да и отсутствие оружия при себе не снимало подозрений.
-Этот дом принадлежал Синклерам, которые ушли на покой десять лет назад, - голос с годами был неплохо поставлен - спокойствие с металлическими нотками. - И коли ВЫ, мистер, утверждаете, что дом принадлежит ВАМ, то предоставьте документы, будьте добры.
Клод помнил юного писателя - сына мистер и миссис Синклер, но тот уехал из города много лет назад. А в Винтерпорт не возвращаются. Вырвавшись их серости этого городка в другой мир, люди не желали вспоминать о нем. Богом забытое место, город между мирами, край планеты Земля, забытый уголок - можно придумать много названий, и каждое будет характеризовать Винтерпорт. Даже мать Хоккинза, прожив здесь почти шестьдесят лет и уехав не так далеко от этого города, не желает приезжать даже на праздники.
-Знаете, я еще ни разу не встречал виновного, который бы соглашался с обвинениями, - Клод усмехнулся. -Поэтому если Вы и причастны, то сознаваться не будете - оно и ясно. В любом случае, повторяю еще раз - мистер, Ваши документы?
Эффект неожиданности, быстрота действий и первые эмоции уже прошли, поэтому Клод вернулся к своей обычной манере общения - вежливое обращение, аккуратные действия, ни намека на грубость и соблюдение такта. Даже с преступниками в отделе он обращался по-человечески. Конечно, если те шли на контакт, а не строили из себя святых белых овечек, когда были собраны все доказательства, касательно их вины. Но с такими нельзя по-другому - они просто не понимают. Также как и с убийцами никто церемониться не собирался.

+1

8

Ну надо же – всего лишь день без выпивки – бренди не в счет – а к Хантеру уже вернулся ушедший было в глубокий запой инстинкт самосохранения. Он даже не сравнил вслух короткий обыск с облапыванием, хотя, в принципе, мог бы – полицейские не стреляют людей за шутки, пусть даже сомнительные. А в том, что перед ним полицейский, Синклер был уверен уже наверняка: слишком профессионально и ловко тот проверил, есть ли у него оружие. Теперь, когда он знал, что его защищает закон, можно было вывести себя и посмелее. Тем более, что пистолет, как довольно отметил про себя Хантер, холодит затылок уже не так сильно, как раньше.
И все же – ему случалось жить в Винтерпорте, и из этого времени Хантер вынес ровно два усвоенных правила: первое, что маленькие городки – это зло, и второе, из которого следовало, что в местах, подобных этому, тебя никто и никогда не защищает, даже если так должно быть.
Поэтому он и дальше вел себя по возможности смирно.
- Где-то в сумке у меня есть права, - сказал Хантер. – Но – при всем уважении – я никак не смогу их показать, если вы и дальше будете держать меня.
Синклер суть отодвинулся от стены и, повернув голову, искоса, насколько позволял угол обзора, взглянул на шерифа. Ну да, тот и в самом деле выглядел как шериф.
- Я – настоящий живой сын Синклеров, ушедших на покой десять лет назад. И кроме документов у меня где-то здесь должны быть знакомые и родные. Ну, родная. Глупым было бы врать о таком, согласитесь.
Он отодвинулся от стены еще сильнее, и его мозг все еще не украшал выцветшие обои. Это определенно было хорошим знаком.
- А что, Винтерпорт действительно стал веселым местом? – уточнил он. – У нас уже убивают людей?

+1

9

Слова мужчины звучали убедительно, хотя нельзя быть уверенным наверняка, учитывая, что в современном обществе каждый был профессионалом в играх на публику. Хоть на сцену выпускай! Но не зря он прочел с десяток книг по психологии, чтобы научиться разбираться в людях и понимать их поведение. Будучи шерифом, практически единственным служащим порядка в этом Богом забытом, но таком родном месте, Хоккинз был вынужден не просто выполнять свою работу, а отдавать ей всего себя. Он был убежден, что хороший полицейский - это не количество пойманных преступников, вина которых доказана с натяжкой, а качество выполненной работы. Его опыт - а именно 15 лет службы городу, десять из которых в должности шерифа - подсказывал, что от этот мужчина говорил правду. Вел он себя вполне адекватно, да и явно читалась растерянность, вызванная действиями Хоккинза.
-Можете сходить за сумкой и достать права, - Клод убрал пистолет от затылка мужчины и сделал шаг в сторону, освобождая подозреваемого из кратковременного "заключения".
Пистолет он продолжал держать в руке, как никак, но пока личность не установлена, бдительность терять нельзя. Кто знает, что у того на уме. Глядишь, решит пополнить свой список и сделать шерифа следующей жертвой. Осторожность, расчет и бдительность - без этого никак в его работе.
-Веселым? Только если существуют комедии со смертью главных героев в конце, - Клод горько усмехнулся, уж больно тяжелым ударом оказались эти два убийства для каждого жителя города. - Вы только что приехали? Последние новости пробрались в самые дальние уголки города, заставив приутихнуть даже шумных хулиганов.

+1

10

Без пистолета дышать стало чуть легче, хотя Хантер четко понимал, что совсем хорошо ему станет только когда шериф спрячет пушку вообще. Занятно – а ведь когда-то оружие казалось ему таким забавным, когда-то он собирался сразу как только вырастет завести себе пару-тройку пистолетов. И куда это все девается с возрастом?
Он отошел от стены, медленно и с наслаждением размял руку, чтобы хоть как-то реабилитироваться в своих глазах за еще не прошедший до конца испуг, и, подойдя к сумке, присел рядом на корточки.
- Сейчас, они были где-то сверху.
Молния легко разошлась, продемонстрировав ворох одежды и старую печатную машинку.
- Или где-то снизу… - наклонил голову набок Хантер.
Ну, хотя бы в одном он был уверен точно – настоящие преступники не возят с собой ундервуды, так что даже машинка должна была сыграть в его пользу. Хотя… А почему бы преступнику и в самом деле не возить с собой что-то такое вот нелепое? Специально чтобы вводить в заблуждение честных полицейских, в правилах которых говорится о том, что нужно внимательно следить за людьми с потенциально опасными вещами, но вот про людей, таскающих с собой пыльные раритеты, почему-то ничего не сказано.
Прекрасная идея – Хантер даже улыбнулся, додумав ее до конца. Но отвлекаться, чтобы записать ее, он не стал. Вряд ли подобное можно забыть, да и шериф наверняка не оценил бы этот спонтанный творческий порыв.
- Приехал я минут двадцать назад, - сказал он, продолжая обыскивать свою сумку, которая явно сговорилась с пятым измерением, и вмещала в себя слишком много всего.  – Хотя, по всему видно, очень кстати приехал, хотя и все равно опоздал. А что с убийствами, не расскажете? Разборки мафиозных кланов? Серия таинственных убийств в закрытых комнатах? Кровавый маньяк с забавной кличкой? Ага! Да вот же они.
Хантер торжествующе поднял вверх права и показал их шерифу, попытавшись сделать лицо таким же пустым и отрешенным, как и на фотографии.

0


Вы здесь » So help us God » Архив » Добро пожаловать в ад