So help us God

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » So help us God » Архив » Книги и кофе


Книги и кофе

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата: 4 декабря 2013 года.
Место действия: Винтерпорт, кафе "Венсдей".
Участники: Emma Newsome, Hunter Sinclair.
Описание: в городе есть кафе, способное предложить кофе, пироги и атмосферу, достойные настоящего писателя. В городе есть настоящий писатель. И, конечно, в городе есть официантка, которая увлечена литературой и сделает всё, чтобы писательский завтрак удался. Благодаря удачному сочетанию слагаемых утро обещает быть хорошим во всех отношениях.

0

2

Нет ничего более умиротворяющего, чем раннее зимнее утро, тихое, снежное и такое уютное, как будто вот-вот наступит Рождество. Несмотря на то, что последние недели в Винтерпорте были омрачены печальными и непривычно жуткими для этих сонных мест событиями, Эмма сохранила душевное равновесие, и насущные проблемы вроде качества пирогов, запаса кофе и отопления в "Венсдей" даже в нынешние сложные времена занимали её больше, чем свежие новости. Иногда ей казалось, что, если в кафе всё идёт, как по маслу, даже соседство с таинственным и пока неизвестным убийцей кажется не таким страшным.
Сегодняшний день был как раз из числа удачных: она явилась на работу минута в минуту, ночью обошлось без сильного снегопада, и дверь не завалило снегом, в утренних новостях пообещали тёплую для декабря неделю, количество пирогов с пеканом и яблоками выглядело внушительно и явно не должно было иссякнуть до вечера, а в обеденном зале было тепло и не душно.
Эмма провела инспекцию буфета, проверив ассортимент сортов чая, убедилась, что на всех столах есть салфетки и сахарницы, поправила бутафорскую связку лука, украшавшую витринное окно, и осмотрелась. Чего-то не хватало. Пожалуй, этим чем-то была музыка. Поколебавшись немного, она настроила радио на частоту, где транслировали только музыкальные композиции, время от времени отвлекаясь на прогноз погоды по Мэну, и удовлетворённо кивнула приёмнику, как будто он был живым существом: большего никому не надо, как только будут какие-то новости, о которых стоит знать здесь, в Винтерпорте, их немедленно разнесут изустно, как это всегда и бывало. А до того нечего трепать себе нервы, вполне можно удовлетвориться сплетнями и рассказами посетителей.
Углядев через окно, что один из них как раз направляется к кафе, Эмма вынырнула наружу, помахала утреннему гостю рукой, по-быстрому вывесила табличку "Открыто" и снова исчезла за дверью, теперь с тем, чтобы включить кофеварку, заглянуть в меню и прикинуть, что будет лучше предложить посетителю на завтрак.

+2

3

С каждым днем становилось все холоднее, и это не нравилось Хантеру. Конечно, он знал, что в маленьких городках всегда холоднее, чем в мегаполисах, однако за годы успел забыть, что здешнее «холоднее» вполне может быть тождественным буддистскому холодному аду.
Дел у него все еще никаких не было, а работу Синклер несознательно отложил до той поры, пока не въедет в свой дом. Ну, то есть уже не свой, но все еще дом, хотя и очень запущенный. Вообще-то, ничто не мешало ему работать и в отеле тоже, но Хантер всегда умел находить отговорки. В этот сработала та, из которой следовало, что раз уж он решил, что вернуться в форму ему должны помочь родные стены, то делать что-то вне их не стоит и пытаться. Совесть этим удовлетворилась и покладисто умолкла, и теперь он мог продолжать проводить дни в праздности. Правда, в условиях Винтерпорта праздность его все больше начинала напоминать обыкновенную скуку.
Хантер часто выходил гулять, все еще держался и не пил, хотя на холоде удержаться было трудно, и подолгу простаивал, наблюдая за витринами «Венсдей». Он не знал, почему не заходит внутрь, но все же никогда не заходил, несколько раз останавливаясь у самой двери.
Сегодня не зайти не удалось. Ему помахала из-за двери официантка, и Хантер решил, что, даже если это и не знак судьбы, то разворачиваться после этого будет просто невежливым.
Внутри пахло теплом и свежестью. Играла приглушенная музыка. За одиннадцать лет тут не изменилось ничего. Так и казалось, что сейчас из дверей, ведущих в кухню, выйдет дядюшка Нейт и привычно кивнет головой, указывая на дальний столик, где Хантер точно никому не станет мешать.
Но теперь тут была только официантка. Табличка на форме подсказала, что ее зовут Эмма, возраста они были примерно одного, и Синклер, поколебавшись пару секунд, попробовал угадать:
- Эмма… Ньюсом?

Отредактировано Hunter Sinclair (2013-11-25 14:35:04)

+2

4

Может быть, утренний мэнский холод пригнал-таки посетителя на огонёк, может быть, сама Эмма приманила гостя, помахав рукой. Через пару минут после того, как официантка вернулась в кафе и принялась заканчивать приготовления к завтраку, входная дверь со щелчком и негромким звоном колокольчика отворилась и рабочий день начался.
Кидаться к посетителю, перехватывая его на пороге - форменное хамство, так делают только молоденькие неумёхи, которые понятия не имеют, что даже самые словоохотливые люди приходят в кафе не только поесть, но и расслабиться, немного осмотреться, получить разом и еду, и ненавязчивую заботу. Гостю стоит дать немного освоиться, присмотреться к нему и только потом, по возможности уловив его настроение, предлагать свои услуги. Следуя этому правилу, Эмма с полминуты не отрывалась от большой амбарной книги, где завела привычку отмечать наличествующие и недостающие в кафе продукты, и поэтому несколько запоздало почувствовала на себе взгляд гостя. Подняв голову, она приветливо улыбнулась, ожидая встретиться взглядом с кем-то из утренних завсегдатаев, и немного опешила, когда обнаружила, что перед ней незнакомец: прожив в Винтерпорте почти безвыездно больше шести лет, Эмма успела привыкнуть к тому, что знает здесь всех и каждого, появление кого-то неизвестного казалось чем-то сродни падению метеорита на Землю.
- Доброе утро, сэр. Если, конечно, так можно назвать настолько холодный день, - она улыбнулась и безотчётно прошлась пальцами по бэйджу. - Да, всё верно, Эмма Ньюсом, всегда к вашим услугам.
Чем дольше Эмма смотрела на утреннего посетителя, тем настойчивее ей казалось, что не такой уж это и незнакомец: и рыжие волосы, и манера держаться и облик в целом показались смутно знакомыми. Мисс Ньюсом совершила краткий марш-бросок по собственной памяти и, наконец, выудила на свет давнее воспоминание: был у прежнего хозяина "Венсдей" рыжий племянник, некогда, как и она сама, сорвавшийся из этого сонного царства в большой мир. Неужели в самом деле Синклер-младший? Эмма всмотрелась в гостя с возросшим интересом, достала из кармана блокнотик для записей и карандаш и сделала несколько шагов к посетителю.
- Что будете заказывать? Я бы посоветовала яйца Бенедикт с беконом или хэш-брауны, они у нас замечательные, - она не удержалась от гордой улыбки, потом, чуть помешкав, прибавила: - Хотя вы, наверное, помните наш ассортимент, со времён прежнего хозяина он почти не изменился.
Спрашивать сходу и в лоб, не известный ли писатель Хантер Синклер почти присутствием "Венсдей", Эмме показалось немного неловким, и она решила сперва подождать и посмотреть, как пойдёт разговор, а уж потом донимать человека беседами о литературе и старых добрых временах.

+1

5

В этом месте надежно поселилось прошлое. Все осталось точно таким же как и было. Хантер и подумать не мог, что такое возможно. Если бы его попросили выбрать одно место, которое он вспоминает, когда думает о детстве, это было бы кафе «Венсдей» - место первых свиданий, первых алкогольных напитков и вечных обсуждений выходившего тогда Твин Пикса, который научил Хантера всему, что надо знать о совах, маленьких городках и о канадской границе.
А теперь вот даже Эмма Ньюсом его не узнавала. Было обидно, так, словно прошлое выталкивало Хантера из своих уютных объятий обратно в реальность, дав взглянуть на старый мир лишь на одну секунду. А реальность не готовила ему ничего хорошего: кафе было чужим, люди незнакомыми, а будущее сулило столько неприятностей, что лучше бы оно было туманным.
Приходилось принимать правила игры. Авось воспоминания о прошлом того и вправду стоили.
- А мы до сих пор делаем голландский соус без белков? – спросил Хантер, и тут же исправился, - В смысле, вы, в «Венсдей», до сих пор так делаете? Тогда я с радостью возьму яйца.
Он быстро оглянулся. Больше посетителей не было – никто не осмеливался мешать Хантеру Синклеру упиваться ностальгией. Даже погода была заодно – впервые с приезда он радовался холоду.
- А хотите, я сяду у стойки? Буду развлекать вас разными разговорами, Эмма Ньюсом, раз вы совсем не помните меня.
Не дожидаясь подтверждения того, что Эмме того действительно хотелось бы, Хантер устроился на высоком табурете и продолжил:
- Наплету вам что-нибудь с три короба. Покажусь хоть кому-то загадочным незнакомцем. А то страшно сказать, в последнее время все видят меня просто насквозь, можете в такое поверить? Всего каких-то пару дней назад меня приняли за страшного убийцу, кровавого маньяка Винтерпорта, грозу добрых горожан.
Хантер поймал себя на том, что впервые ему даже не хочется пить. Это явно был добрый знак: кто бы знал, что он избавится от проблем с выпивкой так быстро? И почему все так любят врать об абстинентном синдроме?
- Ну ладно, Эмма, ты правда меня не узнала? Я же Хантер, Хантер Синклер, мы сидели через ряд на уроках биологии – тогда, тысячу лет назад.

+1

6

Говорят, у людей, страдающих амнезией, есть специальные рычажки, триггеры, так они вроде бы называются, которые позволяют вернуть память. Например, услышал или увидел человек что-то, что было для него ярким, имело значение в забытой прошлой жизни, и вспомнил и самого себя и собственную судьбу. Эмма ничем таким не страдала, но механизм, оказывается, мог сработать и в другой ситуации: упоминания о голландском соусе без белков и этого характерного "мы" хватило, чтобы всё встало на свои места. Она посмотрела на гостя иначе, с той открытостью, которая обычно предназначена только старым знакомым и не распространяется на чужих.
- Конечно. До сих пор делаем, - Эмма кивнула с улыбкой и чиркнула в блокноте закорючку, которая должна была обозначить заказанное блюдо. - И я буду рада подать вам яйца, они и правда лучше всего именно в таком варианте.
Она замешкалась на секунду, в задумчивости покусывая губу и соображая, как лучше перейти от общения с клиентом к общению с бывшим одноклассником, заколебалась, но Хантер сам очень удачно не дал паузе затянуться. Ностальгия ли его одолевала или радость от возвращения в родной город, но, кажется, этим утром он был достаточно словоохотлив, чтобы не ограничиться обсуждением омлетов и соусов.
- Развлечения не бывают лишними, я люблю разговоры, - чуть запоздало откликнулась Эмма, сервируя на стойке завтрак и наблюдая, как гость устраивается на высоком табурете.
Он говорил, а она слушала, и ей упорно казалось, что шутливый тон в рассуждениях о загадочном незнакомце ненастоящий, совсем невесёлый. Эмма рассеянно улыбнулась себе под нос, вспомнив собственное возвращение домой, и подумала, что маленькие города на редкость быстро забывают: она отсутствовала гораздо меньше, а вернулась чуть ли не незнакомкой.
Поставив яйца вариться, Эмма присовокупила к приборам, уже занявшим своё место перед гостем, пару белоснежных салфеток и облокотилась на стойку.
- Чай или кофе, Хантер? - негромко спросила она и чуть усмехнулась. - Я помню тебя, конечно, помню. И то, как мы сидели через ряд на биологии, и как прикормили снегирей неподалёку от Башни, и как по вечерам сталкивались тут, когда я заходила за выпечкой для отца. И даже как поспорили, кто на самом деле убил Лору Палмер и из-за этого опоздали в школу с обеда. Побыть кровавым маньяком Винтерпорта не получится, - Эмма улыбнулась шире, смолкла на секунду, потом продолжила немного смущённо: - Просто я не была уверена, что ты меня узнаешь, и не хотела навязываться. Знаешь, как бывает: кто-то уехал, взлетел, потом вернулся по делам в город, и каждый проворный неудачник норовит пожать ему руку. Кстати, как там, в большом мире, который начинается сразу за Стоктоном? Где лучше пишется?
Спрашивать, зачем старый знакомый вернулся, показалось не слишком тактичным. В городе болтали разное: кто-то утверждал, что приехал работать, кто-то - что сбежал от неудач. Эмма, хорошо знавшая, как разнообразны и необычны могут быть причины возвращения, предпочитала ничего не принимать на веру.

+1

7

Хантер покрутил в руках вилку и бережно уложил ее рядом с тарелкой. Вот же – где-то ему еще улыбаются искренне. Хотя, может, у Эммы это было профессиональным, кто знает.
- Я до сих пор считаю, что убийцей Лоры Палмер должна была оказаться Одри, - упрямо возразил он, хотя уже много лет как вообще не думал о том, кому лучше было убивать Лору Палмер. – Это было бы логично. Ну, хотя ладно: по правде, что угодно было бы логичней, чем мистические двойники, совы и всего, что там еще накрутили.
Новая Эмма была одновременно и похожа и непохожа на его старую знакомую. Как новая картина, нарисованная поверх старой: ты узнаешь и колористику, и знакомые очертания, и все же понимаешь, что это совсем другой вид. Нравится ему то, что он видит, или нет, Хантер еще не знал.
- В большом мире скучно, - сказал он. – Вот тут интересно – в кои-то веки есть, о чем поговорить и даже чего побояться. Лучшего и придумать нельзя: я ведь буду писать тут книгу, знаешь.
Синклер еще не говорил об этом – раньше он упоминал только о «творческом отпуске», как Линда любила называть запои и выходы из них. Но теперь он решил начать раскладывать динамит на мостах к прошлой жизни: чем больше людей будут знать, что он пишет книгу, тем труднее будет отступить от этого и не писать ее.
Он перегнулся через стойку и посмотрел на чайничек с кофе. Пах тот одурительно вкусно, но чай был дешевле. Хантер поколебался еще пару секунд, но потом все же выдохнул:
- Кофе. Хочу кофе.
В конце концов, думал он, чашку кофе он себе еще может позволить.  Чего уж там, он же богема, как-никак: закончатся деньги – уедет жить в мансарду где-нибудь в Париже. Так же поступают все бедные писатели в книгах и кино?
- Как же я тебя не вспомню, Эмма. Ты ведь  дружила в школе с Марджери Митчелл, а мы с ней тогда еще даже встречались. Такое и хотел бы – да не забудешь.
Он вдруг подумал, что, может, Винтерпорт всегда был интересным местом, даже до убийств. Сколько людей похоронили свое будущее тут, жизни скольких город высосал, испугав большим миром? Теперь смерти стали более быстрыми – и только.
- Мне помнится, ты тоже хотела уехать из города. Ты так и не уехала, или уже вернулась?

+1

8

Смутное ощущение напряжённости, возникшее, когда Хантер только заговорил с ней, теперь немного отступило, Эмма вздохнула свободнее и даже позволила себе ненадолго забыть, что она на на работе. Как тут не забыть, если загадки старых сериалов всё ещё актуальны?
- Не знаю, как насчёт Одри, - она с сомнением покачала головой. - Может, и логично, но меня всегда до того пугала физиономия Лиланда, что я ждала подвоха от него. А совы с двойниками, по-моему, участвовали в событиях не столько ради логики, сколько ради жути и красоты. Это же Линч, - Эмма усмехнулась: относиться к этому киношному мэтру всерьёз у неё никогда не получалось.
Говорить со старым знакомым на старые темы было немного странно. Никак не удавалось избавиться от ощущения этакого перекоса времени: прежние темы, в разговоре участвуют те же люди, вот только сами они, собеседники, теперь другие, и от этого всё меняется, кажется не совсем настоящим. Впрочем, этого смутного чувства хватило всего на несколько минут: заговорив о книге, Хантер одним махом вернул её к реальности и треволнениям настоящего.
- Да уж, - Эмма невольно передёрнулась при мысли о том, чего теперь стоит бояться в Винтерпорте. - Наверное, я скучная, но предпочла бы, чтобы все по-прежнему обсуждали зимнюю резину, туристов и то, что лань по уши занесло снегом. "Твин Пикс" на экране всё же смотрится лучше, чем в жизни, - она смущённо улыбнулась и тут же переключилась на более приятную тему: - А о чём книга, Хантер? Почему писать решил здесь? И да, конечно, сейчас будет кофе.
Эмма разыскала кофейную пару посимпатичнее, налила в одну из чашек обжигающе горячий кофе, поставила её перед гостем, а потом, спохватившись, выставила на стойку в ряд маленькую сахарницу, чуть щербатый молочник и даже сливочник, которым чуждые изыскам завсегдатаи кафе интересовались редко. Хотела было снова облокотиться на стойку и продолжить разговор, но упоминание о Марджери заставило приостановиться и помрачнеть.
- Да, конечно, вас с Марджери я хорошо помню. И до сих пор вспоминать грустно, - Эмма склонила голову, выдерживая небольшую паузу, потом откликнулась уже с полуулыбкой: - Я вернулась. Выучилась вот, пожила там немного, а потом отец заболел, пришлось вернуться и уже не захотелось уезжать. К этому месту почему-то прикипаешь.
Эмма не кривила душой: в последнее время она совсем перестала вспоминать большой город и фантазировать, как сложилась бы её жизнь, останься она там.

+1

9

Хантер наклонил голову и резко втянул в себя запах свежего кофе. Пожалуй, именно ради запаха он вообще и пил кофе.
Он заметил, какой грустной вдруг стала Эмма. Интересно, в чем дело. Ностальгия? Тоска по городской жизни? Или, может, с Марджери что-то не то? В пору противоречивой юности Хантера, когда он болтался между тем, чтобы казаться городским ботаником и слыть склонным к авантюрам и не всегда чистым на руку парнем, проходило много всего. В этом «много всего» было немало занятного и даже не вполне легального, но до мира взрослых новости о развлечениях подростков доносились редко. Больше всего в то время ему хотелось уехать из Винтерпорта и никогда больше не возвращаться. Это желание он не скрывал – может, потому у них ничего и не срослось? Хотя. Конечно, были и более серьезные причины, настолько более серьезные и более взрослые, что тогда он их во внимание не принимал.
Он никогда не жалел о том, как вдруг покинул город и как, незадолго до того, резко они порвали с Марджери, но теперь вдруг подумал о том, как бы все сложилось, останься он – и останься они вместе. Она, наверное, давно вышла замуж. Может, у нее даже дети есть, и она стала солидной дамой – так обычно и случается с хорошенькими девочками-чирлидерами.
Хантер вздохнул: себя в такой жизни он не видел никогда. Что ж, значит, не судьба.
- Ну, я ничего не знаю о зимней резине, - вернулся он к прерванному разговору, не подав виду, что заметил, как изменилась Эмма, - тут уж тебе не повезло. А книга может быть о чем угодно. Ну вот хотя бы: она может быть про официантку, которая, чтобы в ее родном городке все осталось так же, как было раньше, убивает любого, кто привносит кусочек цивилизации или приносит свежие новости. Как тебе такое?
Он посмотрел на сливочник перед собой, и, удержавшись, не спросил, платно ли это. Хотелось верить, что нет – он же, как-никак, родной племянник владельца бывшего и ненастоящий племянник владелицы нынешней. Да и в городках вроде Винтерпорта подобные мелочи до сих пор не должны бы принимать во внимание при выставлении счета. И все же, прежде, чем, позерно высоко подняв сливочник, разбавить кофе, он быстро пересчитал в уме деньги, бывшие при нем.
В случае чего хватит.
- Отлично, - улыбнулся Хантер, наконец-то сделав первый глоток. – А за печеньице я назову официантку-убийцу твоим именем. Соглашайся – это выгодная сделка.

+1


Вы здесь » So help us God » Архив » Книги и кофе