So help us God

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » So help us God » Время молчать и время говорить » Просыпается мафия


Просыпается мафия

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Дата: 7.12.13, 16.30
Место действия: зал собраний в ратуше
Участники: Daniel Beckett, Robin Rowntree, Emma Newsome, Jack Lane, Delia Black.
Описание: когда город не понимает, что происходит, он сам придумывает чудовищ, которые бродят в ночи.

0

2

Здесь, у пожарного выхода, видно, что псевдобархатные портьеры побиты молью, а дубовые панели облюбовал жук-короед. Тут слишком тускло в свете дневных ламп, а до паркета никому нет дела. Обычно в зале собраний стулья расставлены амфитеатром, но в ожидании наплыва большой толпы стулья были выставлены вдоль стен, а центральную часть зала заполнила разношерстная, взволнованная, преисполненная слухов и пересудов толпа добрых жителей Винтерпорта. Они шушукаются и перекликаются, здороваются, обсуждают успеваемость детей, ТВ-драмы и подорожавший бензин.
Докладчика отсюда совершенно не слышно. Кто-то нервничает, кто-то выразительно поглядывает на часы, кто-то жадно прислушивается к сотруднику банка, который в красках расписывает, как именно выглядело тело мистера Ашера, когда его обнаружили. Если бы неподалеку стоял врач, он бы не преминул заметить, что такое количество крови физически не могло вытечь из одного человека, но врача рядом есть, рядом люди, которые так напуганы незнанием, что находят покой в деталях кровавого убийства.

0

3

Происходящее решительно не нравилось Бэккету. Он не любил большие скопления людей. Еще меньше он любил большие скопления перепуганных людей, и уже начал сожалеть о решении прийти сюда. Обычно Дэниела нельзя было обнаружить на городских собраниях, но в этот раз он хотел узнать об убийствах из первых рук, а не из пересудов гуляющих с колясками домохозяек. Похоже, напрасно он полагал, что услышит что-нибудь дельное. Бэккет облокотился на спинку впередистоящего кресла, опустил голову и прикрыл глаза.

Гомон голосов заглушал пухлого мужчину, что-то вещавшего с трибуны. Да и самого Дэниела больше интересовали разговоры сидящих вокруг него людей. Вполуха слушая про чьи-то семейные дрязги, Бэккет уже успел задремать с радостной мыслью о том, как хорошо быть бездетным холостяком, когда уловил имя покойного редактора и, встрепенувшись, приоткрыл один глаз. Говорившим оказался белый воротничок из "Норзерн Траст Кампани", сидевший спереди и чуть правее Дэниела. Бэккет часто видел его во время своих музыкальных выступлений, равно как и других офисных работников, уныло плетущимся в сумерках по Мэйн Стрит. Этот тип никогда не давал Дэниелу мелочи. Сейчас же он в красках расписывал, в какой именно позе обнаружили мистера Ашера, и сколько галлонов крови из бедняги вытекло. Перед глазами впечатлительного Бэккета сразу возник труп обескровленного, с пустыми рыбьими глазами, с искаженным в немом крике ртом редактора, одна рука которого судорожно цеплялась за ножку письменного стола, а другая... Другую спешно уносил в кармане сгорбленный психопат-убийца, непременно одетый в сектантский плащ с кровавым подбоем. Кто знает, что этот маньяк делает с отрубленными конечностями? Ожерелье? Пытается поставить себе на службу призрак безвременно почившего Скаута? Бэккет мотнул головой, стряхивая остатки дремы. Нет, подобный сюжет может и годился для романа мистера Синклера, но вряд ли мог иметь место в действительности. В действительности все всегда сводилось к деньгам.

- Откуда вам знать, как выглядел покойный мистер Ашер, если вас там не было? - раздраженно прикрикнул на рассказчика Бэккет, перегнувшись через спинку кресла.
Тот обернулся, смерил Дэниела внимательным взглядом и замолк. Но, судя по всему, на белого воротника большее воздействие оказал голос мэра, чем замечание Дэнни.
- Ножи и ружья? - хмыкнул себе под нос Бэккет, вслушиваясь в пламенную речь мэра. - Да, отличная идея, мистер Хобб! Давайте переубиваем друг друга со страху! У нас же тут второй Техас, почему бы и нет?
"Очевидно, ничего дельного сегодня не скажут", - мысленно заключил он.

Отредактировано Daniel Beckett (2013-11-26 09:20:28)

+6

4

Вот и на кой ляд ей, спрашивается, диктофон среди такого-то шума? Пустое вложение средств. Снова. Когда она заказывала его на еВау, девайсина с лазерной указкой, шагомером, сантиметровой рулеткой и микрофоном казалась отличной долгосрочной инвестицией: никогда не знаешь, когда тебе понадобится такая полезная вещь. Пойдет она, например, на свидание вслепую («Привет, я Барри, 173 см, в сером пальто»), достанет рулетку и сразу выяснит, кто из трущихся под окнами кафе темных личностей ее клиент. А если свидание не заладится, лазерная указка поможет откосплеить террористический акт с участием снайпера (что, никто никогда не использовал идиотских отмазок, чтобы сбежать с неудачного свидания?)
Но против переполненного согражданами зала диктофон оказался бессилен, как герой нуара перед улыбкой la femme fatale: зажав левое ухо, Робин безуспешно пыталась расслышать что-нибудь в правом наушнике. Но нет, ни единого слова, долетевшего с трибуны, зато сколь угодно много диалогов из ближайшего окружения. В ускоренной перемотке Дэниел звучал как Даффи Дак из Луни Тьюнз, что, безусловно, было очень мило, но совершенно бесполезно.
Придется по-старинке. Вздохнув, Раунтри спрятала не оправдавший доверия диктофон и, достав блокнот с карандашом, огляделась. С другого конца зала ей махала Дженни-Мэй. Увидев, что ее заметили, мачеха принялась изображать руками и лицом, как ее душит однорукий зомби. Мим из Дженни-Мэй был никакой, но Робин хорошо играла в шарады, она понимала, что это так мачеха интересуется, как у нее все. Раунтри-младшая помахала в ответ и лаконично показала большой палец.
Родители считали, что у Робин психологическая травма из-за того, что она нашла труп, и с этим надо что-то делать.
Робин считала, что у нее психологическая травма, потому что она выбрала такую профессию, и все в порядке.
Спикер между тем сменился, и вполуха прислушиваясь к выверенной и гладкой череде соболезнований близким погибших, Робин не могла отделаться от мысли, как мэру идет фраза «безвременно почивший». Это был какой-то извращенный вариант профдеформации, но за последние две недели Раунтри слишком часто приходилось писать некрологи, и теперь она не могла перевести внутреннего пессимиста обратно в спящий режим. Слова-ключи из некролога мэра – «безвременно почивший», «респектабельный» и «осиротевший город», а вот у шерифа – «неумолимый», «образец порядочности» и «преисполненные печали». Следом к трибуне подошла Эстел Спарк и режим некрологов вдруг как-то выключился. К актрисе решительно не липли слова скорби, она была какая-то классическая, словно скроенная на века, как античная статуя.
Робин откинулась на спинку стула, тезисно отмечая в блокноте те адресованные властям вопросы, которые доносились сюда. Хоть пресса и осталась не у дел, горожане любезно делали все за нее. Раунтри почесала кончик носа и отозвалась на фразу Бэккета:
- А я бы не отказалась от ружья, ножа, да хоть от ручной бензопилы, если это повысит шансы не пополнить список. Увы, я не самый удачный образец «потомка пионеров и охотников».

Отредактировано Robin Rowntree (2013-11-26 22:12:03)

+5

5

Эмма нервничала. Со дня первого убийства в городе всё как-то разладилось и пошло наперекосяк, и, как бы она ни старалась прятаться в кафе от реальных проблем и собственных страхов, невозможно было не понимать: Винтерпорт перевернулся с ног на голову, стряхнул с себя обычную сонливость и теперь прямо-таки пропитан страхом и наполнен сомнениями и смутными догадками. Ещё немного, и к сомнениям и догадкам прибавятся взаимные подозрения, из всех щелей поползут старые обиды, слухи и сплетни, которые все участники событий непременно попытаются подшить к делу, будучи уверены, что таким образом всерьёз помогут расследованию. От одной мысли об этой охоте на ведьм становилось не по себе: насколько помнила мисс Ньюсом из школьного курса истории, чаще всего те, на кого охотились, ведьмами совсем не были, однако заканчивали очень печально.
Умудрившись сама себя больше прежнего испугать мрачными фантазиями, Эмма слегка вздрогнула, поплотнее завернулась в пушистый синий шарф и попыталась сосредоточиться на выступлениях сильных города сего.
Занявшего трибуну докладчика совершенно не было слышно, и Эмма то и дело раздражённо косилась на своих соседей увлечённо обсуждавших провал Мэдди с тестом по истории, пришедшие холода и то, что ценны на бензин стали совсем безбожными, и, наверное, скоро дорастут до пяти баксов за галлон, тогда-то и наступит Апокалипсис. Мрачные настроения, спровоцированные недавними печальными событиями явно стремительно росли. Эмма вытянула шею, как будто хорошо разглядеть докладчика было равносильным тому, чтобы его увидеть, и уже хотела сердито цыкнуть на соседей, когда один из голосов зазвучал особенно громко и так красочно изложил подробности недавнего убийства, что подавить приступ тошноты показалось непростой задачей. Богатое воображение и любовь к детективам сделали своё дело: мысленному взору Эммы предстала даже не лужа, а целое озеро крови, как будто несчастному отрубили не кисть, а голову.
Неизвестно, как далеко забрела бы фантазия мисс Ньюсом, подкреплённая сегодняшней нервозностью, но резкий голос соседа, осадивший джентльмена, смаковавшего подробности кровавой сцены, отрезвил Эмму. Она вскинула голову, встряхнулась и нашла глазами своего невольного спасителя. Мистер Бэккет никогда не был в числе её друзей, он всегда казался Эмме человеком не от мира сего и всё-таки вызывал какую-то безотчётную симпатию. Возможно, дело было в его готовности починить что-нибудь в кафе, взяв плату куском пирога, а, может быть, в незлобивом, доброжелательном характере. Мисс Ньюсом кивнула и одобрительно улыбнулась своему "соседу по собранию", хотела было поддержать его недовольство кровавой сплетней, но тут докладчик сменился и с трибуны зазвучал уверенный, властный голос мистера Хобба.
Эмма слушала мэра, слушала шерифа и никак не могла отделаться от ощущения, что не получает ответов, которые её интересуют. Конечно, слова о потомках охотников и первопроходцев вдохновляли - она сама в этом месте воодушевилась немного - а обещания шерифа всегда быть на страже чуть-чуть успокаивали, но ни то, ни другое не объясняло происходящее и, пожалуй, не давало толкового руководства к действию. Призывы к бдительности Эмма в расчёт не брала: она выросла в этих краях, она иногда целые дни проводит в лесу и гуляет там с той же уверенностью, что и в своём саду, она всегда бдительна, но ведь и старый шериф был бдителен, разве нет? Его, опытного, пусть и немолодого мужчину это не спасло, так почему спасёт её? А случись что - до офиса шерифа вряд ли дозвонишься. Словом, если бы у Эммы было право голоса, она бы задала те же самые вопросы, что и её хозяйка, и, судя по шуму в зале, не она одна.
- А у меня даже, кажется, есть ружьё, старое охотничье, - поделилась она с подавшей голос Робин Раунтри. - В сарае должно лежать. Могу отдать, - Эмма улыбнулась, повернувшись к соседке: - Стрелять-то всё равно не умею, так что при случае маньяк бы меня прикончил из моего же оружия. Как и большинство здесь сидящих, - с досадой закончила она.
Мысль о вооружённых дружинах на улицах Винтерпорта ей категорически не нравилась. Это же не банда бутлегеров, а хитроумный убийца, разве он не заляжет на дно, как только поднимут шум? И разве перепуганные люди, которые вооружатся и станут бродить по городу, не станут дополнительной проблемой для шерифа?
- Лучше бы и правда вызвали специалистов, - с ещё большим раздражением сказала Эмма. - Маньяка же ловим, не куницу, какое имеет значение кто тут местный?
Заезжие гости вряд ли будут вытряхивать из шкафов совсем древние скелеты, способные взбудоражить город, а недавних секретов ради спасения жизни не жалко.

+6

6

Благотворительные мероприятия редко пользуются большой популярностью, но и Джек никогда не причислял себя к большинству, предпочитавшему скидочные толчеи уютным самодельным прилавкам, у одного из которых он и провел более двух часов, разумеется, купив тонкую ажурную салфетку ручной работы («она отлично подойдет к любому интерьеру и придаст вашему дому неповторимую атмосферу тепла и уюта!»). Потому что Джек Лейн просто не мог остаться равнодушным.
Начавшая стекаться к ратуше толпа не смогла отвлечь его от беседы с очаровательной старушкой, собственно, той самой, что делала и продавала салфетки в поддержку обездоленным семьям. Спустя еще минут пятнадцать Джека уже обещали угостить домашней выпечкой по особому семейному рецепту и рассказать что-то крайне интересное про шубку какой-то дамочки, вне всяких сомнений изготовленной из натурального меха, на что Джек тепло улыбался, кивал и доставал блокнот, дабы записать адрес и время визита. Но тут его внимание привлекла незначительная деталь: поперек страницы, заложенной дешевой псевдо-атласной лентой, большими буквами было выведено «СОБРАНИЕ. РАТУША. 16:15», дважды подчеркнуто и для довеска отмечено парой восклицательных знаков. Джек посмотрел на часы, тихо выругался, попросил у старушки прощения и клятвенно заверил встретиться с ней здесь же – только завтра – и продолжить их крайне увлекательную беседу, после чего, уже отойдя на достаточное расстояние, выругался еще раз и рванул ко входу в здание, уже, должно быть, набитое до отказа.
Признаться, Джеку было безразлично, что могут сказать касательно этих убийств: настолько, насколько происходящее могло быть безразлично человеку, оказавшемуся не в том месте и не в то время, и крайне не желавшему принимать в этих самых событиях непосредственное участие. И именно в причину последнего фактора Джек счел уместным посетить данное собрание. Ну, возможно, и еще по паре других причин.
Отряхнув пальто и зябко поежившись от подтаявшего снега, неудачно упавшего за воротник, Лейн осторожно приоткрыл дверь и скользнул в зал, в котором, видимо, собрались все жители Винтерпорта, на столь малой площади неожиданно показавшиеся крайне многочисленными. Приметив вблизи знакомую фигуру, Джек с извинениями протиснулся мимо девушки, вооруженной блокнотом и старательно вытягивающей шею в сторону трибуны в безуспешных попытках расслышать хоть что-то сквозь царящий в помещении возбужденный гул. Что такое порядок в Винтерпорте явно не слышали.
- Здравствуйте, - со спины подкравшись к Эмме, Джек тихо шепнул ей не ухо приветствие и тут же весело улыбнулся, скрашивая позволительную в своей невинности выходку, - Много я пропустил?
Присутствие официантки делало его настроение неуместно положительным для поднятой на всеобщее обсуждение темы, но в этой ситуации Лейн не мог ничего с собой поделать. Одним ухом слушая ответ Эммы, он одновременно пытался уловить суть выступления: отыскав глазами оратора, он внимательно следил за движением его губ, - ведь разобрать слова гораздо проще, имея говорящего в поле зрения. И, исходя из того, что Джек успел услышать о бытующих в городе поверьях да связанных с ними слухах, один момент не мог не привлечь его внимания.
- А как же доктор?
Сказано это было довольно громко, но все же недостаточно, чтобы перебить гул десятков голосов. Впрочем, можно было не сомневаться: толпа донесет его вопрос до трибуны, словно океан – запечатанную бутылку с посланием.

+6

7

На такие собрания не зовут приезжих. Собственно, Далия приглашения и не ждала — конечно, всегда можно было сделать морду кирпичом и сослаться на мэра, но почему-то не хотелось. Может, мелочная женская месть — делать вид, что никакого разговора не было, за все еще пахнущие чужим куревом волосы. Мелкие кудряшки, всегда слишком легко цепляли запахи, а привычка собирать их в пучок, для надежности спрятав под старую бейсболку Доджерс осталась где-то в прошлом. В любом случае, она просто не могла пройти мимо. Опоздала, конечно, но с кем не бывает? В первые ряды Далия все равно не рвалась. Разве что...
Логично было устроиться рядом с уже знакомыми по Красным кленам. И если рыжеты писателя или молодоженов взгляд не засекал, но вот Гринписовец уже попался. Как же его... Ассоциативная цепочка почему-то сворачивала на Супермена и женщина поморщилась — не то. Лэйн. Как Лоис Лэйн. Только этот — Джек. Несмотря на проведенное в Винтерпорте время, кое-какая информация просто отказывалась держаться в памяти, заставляя мило улыбаться, не показывая, что никак не можешь вспомнить имя собеседника, и аккуратно тянуться к блокноту с пометками.
- А что за доктор?
Простой вопрос, привязанный к чужому — не самый худший способ встрять в беседу. Далия выглядела обеспокоенной, как и большинство, находящихся в зале, но выдавила неуверенную улыбку, больше адресованную симпатичной официантке — извинение за прерванный разговор. Хотя вряд ли кто-то стал вести особо личные разговоры посреди городского собрания.
Простите, что вмешиваюсь, просто не могла пройти мимо. — Женщина зябко обхватила себя руками, поеживаясь. — Тут происходят немного не те события, которых ожидаешь, приехав снимать маленькие города.
Или наоборот — те самые.
Единственно верные, ради которых были все эти соревнования выпечки домохозяек, гонки на каяках, заглохшие посреди «нигде» моторы (нет, технически он был один, но глох столько раз...), и сто сорок сортов паршивого кофе.
И именно поэтому Далия потратила несколько минут там, у входа. Оглядываясь, замерев в позе, всем своим видом выражая неуверенность.

+5

8

- Нет, это никуда не годится! - запротестовал Бэккет, отозвавшись на слова соседок. - Если каждый обвесится ножами и бензопилами, закончится это только еще большим количеством трупов, помяните мое слово! О, превосходно! Теперь они предлагают еще дружины организовать! - Дэниел вцепился в свои лохмы. - Может, сразу комендантский час введем? Пересажаем полгорода в процессе и другую оставим ее сторожить? Кто так дела делает?! Пусть в самом деле зовут полицию штата, честным людям нечего скрывать! Пусть уж расследованием занимаются настоящие специалисты!

В данный момент обаятельная мисс Спарк казалась ему единственным здравомыслящим человеком среди выступающих. Действительно, где результаты расследования? Чем занимается полиция? Почему до сих пор держит город в неведении, открещиваясь общими фразами? Не значит ли это, что полиция во главе с шерифом так разленилась за долгие годы благополучия, что не знает, за что хвататься? Не гордыня ли мешает им теперь признать свою некомпетентность?

Бэккет гневно буравил мэра взглядом, тщетно пытаясь услышать хоть что-то в доносившемся из-под трибуны гаме голосов. В какой-то момент ему подумалось, что убийца вполне может находиться в этом зале. Что, если это кто-то, кого Дэниел знал все эти годы? Что, если он сейчас громче всех кричит из-под трибуны? Что, если он давно вынашивал этот ужасный план? Что могло происходить в мозгу этого человека? Все это решительно не укладывалось у Бэккета в голове. Он не представлял, что могло толкнуть убийцу на подобный шаг. Должно быть, тот и впрямь обязан быть психопатом.

- Да при чем здесь доктор? - вздохнул он, услышав вопрос подсевшего к мисс Ньюсом мужчины; последнего Бэккет раньше видел только мельком - это был кто-то из приезжих. - Вы же не думаете, что Скаут лично перебил всех троих? Легенда - всего лишь прикрытие. Сомневаюсь, что доктора кто-то тронет. Если только... - Дэниел на секунду задумался. - Вы помните тот пожар в его доме? Что если это была не случайность, а покушение на убийство? Почему полиция не приставит к нему охрану? Полиция вообще хоть что-нибудь делает, чтобы исправить положение?

Бэккет несколько раз вздохнул, пытаясь унять праведный гнев, после чего уже спокойней, полушепотом, обратился к сидевшей неподалеку мисс Раунтри:
- Все убитые были людьми наделенными определенной властью. И мистер Льюис, и мистер Корбин, и ваш начальник были теми, кто владел определенной информацией. Конечно, это может быть всего лишь ничем не обоснованным предположением, но что если всех их убили просто для того, чтобы замести следы? Иначе зачем все это заигрывание с легендой? Что вы думаете по этому поводу, мисс Раунтри?

+6

9

Робин смотрела такие фильмы. Положа руку на сердце, она их даже любила, несмотря на очевидную картонность и дурновкусие. Каждый имеет право на маленький грязный секретик: один тайком фанатеет по малолетнему поп-идолу с песнями на две рифмы, другой по ночам пересматривает повторы “Я люблю Люси”, а Раунтри временами устраивала себе марафоны ужастиков про маньяков, неизменно заключая сама с собой пари, кто из разношерстной компании доживет до финала и кто из двух выживших - убийца.
Фильмы учили, что пока не заиграет тревожная музыка, можно не бояться, что тебе набросят на голову мешок и затащат в следующий кадр, где ты лежишь в заброшенном бассейне и по частям. Проблема была в том, что здесь, в реальной жизни, тревожная музыка не переставала играть у Робин в голове уже третий день подряд.
- С другой стороны, - улыбнулась репортер Эмме - неожиданность - тоже отличная тактика. Представь: прокрадывается в “Венсдей” маньяк, такой в костюме ниндзя и в двух бронежилетах, готов на лету ловить зубами пули, если по нему начнут палить из двустволки, а ты вдруг выскакиваешь из-за конторки и прицельно швыряешь в него черничным пирогом. Маньяк падает в обморок от удивления, можно его вязать и везти в полицию.
Робин как никто понимала силу слова, и что важнее - смеха - в борьбе со страхом и унынием. Жаль только, Льюиса, Корбина и Ашера смех не спас. Ни смех, ни черничные пироги.
У трибуны между тем неслось что-то совсем мутное. В Винтерпорте, городе, где ничего никогда не происходит, был рекордно малый штат полиции. Неужели люди не понимают, что от двух с половиной сотрудников - или сколько там сейчас работают на полную ставку - несправедливо ожидать размаха действий, как в кино. Раунтри было даже жаль шерифа. Это не помешает ей попытаться поймать Хокинза после собрания и поверить, насколько крепка оборона тайны следствия, если в ход идут глаза голодного котейки и рассказы о том, как ей грустно из-за смерти шэфа, но сейчас ей было немного тревожно от того, что жаждущие отчета горожане, казалось, вот-вот заклюют шерифа.
- Дениэл, что я слышу, вы верите в систему? - Людское море впереди волновалось в обоих смыслах слова, и это удивительным образом успокаивало. Какой-то бунтарский дух призывал Робин оставаться максимально спокойной там, где каждый второй грозил кулаком невидимому маньяку и выкрикивал свои комментарии в переполненный нервозностью и обрывками слов усталый эфир.
Раунтри загнула страницу блокнота, на которой набросала скелет будущей статьи, воткнула карандаш в волосы и перегнулась к Бэккету через вдову Кармайкл. Потревожить последнюю она не боялась - старушка была глуха, как чучелко белоголового орлана.
- Либо у нас завелся повернутый на городской легенде псих, либо… - Вообще, памятуя древнюю историю о ее первом серьезном интервью и богатом воображении Бэккета, Робин подмывало в отместку состряпать а качестве независимой журналистской версии теорию заговора, в которой трое покойных горожан замышляли убить мэра и объявить Винтерпорт автономным округом Канады, но здравомыслие взяло вверх. - … либо вся эта фольклорная муть - попытка сбить следствие со следа. Во втором случае надо найти, что связывало погибших, а в первом, - Робин понизила голос до свистящего шепота, - получше присмотреться к приезжим. Черт, где мой карандаш?

Отредактировано Robin Rowntree (2013-12-06 05:31:39)

+4

10

Смешное страшным не бывает, так что, наверное, смеяться - лучший выход из положения, которое кажется пугающим до чёртиков. Эмма фыркнула в ответ на слова Робин и прикусила губу, пряча улыбку.
- Тут ты, конечно, права. Вооружённая пирогами, я непобедима, так что прославлюсь, получу награду за уничтоженного преступника и попаду в газету, - она мечтательно вздохнула. - Всегда хотела на первую полосу, хотя бы в нашем "Винтерпорт Индепендент".
Недовольство мистера Бэккета Эмма прекрасно понимала и вполне разделяла, но всё-таки не была готова присоединиться к бунту на корабле. Во-первых, ей казалось очень сомнительным, что шериф или мэр прислушаются к мнению собравшихся в зале, а, во-вторых, бурно выражаемый протест добавлял нервозности, и это раздражало. Хотелось успокоиться самой и по возможности помочь успокоиться другим, чтобы никто не наломал дров под влиянием разгулявшихся эмоций.
- Ладно вам, мистер Бэккет, - примирительно сказала Эмма. - Мне кажется, всё это народное ополчение - плохая идея, но вряд ли к нам сейчас прислушаются и сходу согласятся пригласить заезжих экспертов. По-моему, нас вообще пригласили не, чтобы спрашивать наше мнение, а чтобы успокоить и утихомирить на время, поэтому... О, Господи! - мисс Ньюсом чуть не подскочила на месте от неожиданности, когда услышала знакомый голос за спиной.
Обернувшись, она увидела Джека и подумала, что тот всё-таки обладает как минимум двумя волшебными дарами - внезапно появляться, как из-под земли, и на редкость хорошо влиять на душевный настрой. Улыбнувшись, Эмма слегка подалась к мистеру Лейну, чтобы разговорами не мешать остальным присутствующим слушать ораторов.
- Не очень много, - вполголоса откликнулась она на вопрос: - Нас только успокоили, призвали к бдительности, пообещали счастливый конец и посоветовали вооружиться. По-моему, бурные обсуждения ещё впереди, - закончила Эмма, пытаясь получше вслушаться и всмотреться в то, что творилось у трибуны.
Спонтанно развернувшееся обсуждение того, каковы перспективы у несчастного доктора, что предпринимает полиция для его защиты и может ли всё это на самом деле иметь отношение к делу, застало Эмму врасплох. Она не была суеверна, не имела ни склонности, ни вкуса к демонстративности, поэтому, несмотря на пересуды знакомых и соседей, ей всерьёз не приходила в голову мысль о том, что старая городская легенда имеет отношение к сегодняшним событиям. Сейчас эта мысль вдруг показалась интересной, а вопрос Джека, судя по всему, мгновенно вспомнившего и давнюю историю, и пожилого эскулапа только подогрел размышления на этот счёт.
- Доктор жив. И все гадают, как долго это продлится, и успеет ли убийца раньше старости. Вам тоже кажется, что весь этот ужас как-то связан с прошлым? - так же вполголоса, но на сей раз с некоторым азартом ответила Джеку Эмма, потом покосилась на своего второго соседа и кивнула: - Мне сперва показалось, что такие совпадения, игра на старых байках и прочем - это киношная ерунда, но ведь чем чёрт не шутит, - она полувопросительно посмотрела на мистера Лейна, потом закончила цепочку размышлений: - Возможно, полиция специально не охраняет доктора слишком явно: хотят понаблюдать и никого не спугнуть.
Увлёкшаяся доморощенной дедукцией Эмма с удовольствием включилась бы в негромкий разговор Робин и мистера Бэккета, кажется, продолжавших обсуждение последних событий, но незнакомый голос отвлёк и заставил обратить пристальное внимание на его обладательницу. Это оказалась молодая темноволосая женщина, виденная в городе от силы несколько раз, а, значит, явно нездешняя. После секундного колебания Эмма улыбнулась ей.
- Всё в порядке, вмешивайтесь, сколько угодно, - мисс Ньюсом поплотнее запахнула пальто, спасаясь от сквозняка, и с интересом посмотрела на незнакомку: - А вы разве не знаете нашу местную страшную сказку? Про несчастного Скаута и тех, кому он отомстил? Среди них ведь был и доктор, и многие обещают нынешнему ту же судьбу, - Эмма не сводила глаз с собеседницы, готовая в любой момент пуститься в пространный рассказ вроде того, который недавно уже выдала Джеку.

+2


Вы здесь » So help us God » Время молчать и время говорить » Просыпается мафия